Легенды и сказы казаков

Легенда о прощальном кургане

 

В каждой станице виднелись курганы. Земля, населенная скифами, оставила много подобных примет далеких времен. Скифские насыпи получили название. Прощальный курган — часть жизни казака, его семьи.

За этим курганом обрывалась жизнь станичная и начиналась другая, неведомая. С кургана атаман наблюдал за своими помощниками, за полевыми учениями казаков. Хорошо помнили этот курган матери, провожавшие своих детей в город, здесь встречались и расставались парубки и девчата. После молебна в церкви и построения на площади новобранцы на конях, по три в колонне, в походной форме, направлялись за станицу. За ними тянулся обоз с вещами, шли родственники и друзья.

Прощальный курган был последней остановкой всей колонны, а там последняя чарка, поцелуй, слеза, горсть земли, что казаки брали с собой в кисеты перед дальней дорогой. По окончании службы или военных действий казаки возвращались домой, и тут их первым встречал Прощальный курган. Они спешивались, садились в кружок, доставали свои походные припасы и поднимали чарку вина за свое возвращение. А если случалось, что кто-то погибал на фронте, в далеких краях, то из кисета перед крестом высыпали горсть земли родной — с этого кургана.

 

Легенда о казаке и птицах

Давным-давно в одной из станиц Кубанской области жил казак по имени Сашко. И так как война с турками в то время прекратилась, Сашко аккуратно сложил казацкое обмундирование в шкаф, ружье и шашку поставил в угол и занялся земледелием. Он пахал землю и сеял зерно, собирал урожай и молол муку, выпекал душистый хлеб и варил крепкую кубанскую горилку. Сашко достаточно преуспел в этом деле и прославился на всю свою станицу соседние поселения. Со всей округи съезжались казаки к его дому за мягким хлебом и крепкой горилкой.
Но случилось однажды у казака большое несчастье. Стояла тогда на Кубани засуха, пекло солнце и жара была невыносимая. Вспыхнул в той станице пожар, и погорели почти все деревянные постройки в казачьих дворах и лишь глиняные хаты да сараи уцелели. А у Сашка на земле сгорела почти вся пшеница, но немного ему все же удалось спасти. И набралось у него зерна всего мешок.
Прошла осень и наступила зима. И стужа стояла такая, какой в Кубанской области казаки еще не видали. Даже река Кубань - быстрая и бурлящая - покрылась льдом от берега до берега, чего никогда не бывало.
Надел Сашко тулуп из овчины и вышел во двор поглядеть, что там делается. Набил люльку табаком, закурил и видит: кругом все снегом заметено, а на белых деревьях птицы сидят и не шевелятся, замерзают. Жалко ему стало бедных птиц. Пошел он, соорудил для них кормушки деревянные и насыпал по две жмени зерна в каждую. Налетели птицы на пшеницу, стали клевать да насыщаться. А птица когда не голодная, ей и тепло и не замерзнет в лютый мороз.
С этого дня стал казак каждый день в кормушки для птиц по две жмени зерна сыпать, хотя сам он обеднел и перебивался с хлеба на квас.
Так и прошла зима, и в последний ее день высыпал Сашко птицам последнюю пшеницу из своего мешка и только сейчас заметил, что весь свой запас птицам скормил.
Сидит казак, пригорюнился, курит люльку и думает: “Теперь и есть нечего и сеять на земле нечего”.
И вот пришла пора посевной. Сидит Сашко в хате, слышит - шум, гам да удивление соседей на улице. “Что такое?” - думает, и вышел во двор.
Глядит , а над его землей стая разных птиц кружится. Среди них и голуби, и скворцы, и воробьи, и множество других птиц, и каждая делом занята - бросает зернышко в землю и улетает куда-то далеко за реку Кубань и так много раз.
Казаки со всей станицы собрались, смотрят и удивляются, никогда не видели, чтобы птицы кому-либо огород засаживали.
А Сашко в тот год зерна собрал немерено, даже пришлось новый амбар построить. И стал после этого он жить в постоянном достатке, а затем взял в жены самую красивую девушку в Кубанской области и родилось у них много казачат. И жили они долго и счастливо.

 

 

Непутёвая собака

Жил да был в одной кубанской казачьей станице очень добрый казак.

И было у того казака славное хозяйство: – быки, лошади, кролики, птицы и прочие животные.

И была у него ещё породистая собака.

Собака эта была английской породы и чтобы она была здоровой и красивой, кормить её нужно было один раз в день.

Хозяин растил её ещё с того времени, когда она была щенком, правильно кормил и оберегал её.

Собака росла красивой, здоровой, но было у неё мало ума.

Как ни пытался казак учить её, она все равно выделывала иногда такие штуки, которые были ему неприятны.

Но каждый раз он прощал её и снова ухаживал за ней.

А у казака был сосед.

Очень злой, вредный и льстивый кацап.

Он не так давно поселился рядом с казаком и постоянно строил ему всякие козни.

Вредил казаку.

И вот однажды кацап соседу говорит:

— Слушай, друг, отдай мне свою собаку.

— Зачем она тебе нужна?

— Как это – зачем? – Удивился казак.

— Я её люблю и хочу, чтоб она стала мне настоящим другом. Никому я собаку не отдам.

— Ну хорошо,- говорит злой кацап,- тогда я сделаю так, что она сама ко мне прибежит.

Казак ничего ему не ответил. На том и разошлись.

А так как у соседей между дворами была общая ограда, кацап и начал каждый день подкармливать собаку казака.

Что сам ест, то и собаке кидает. Самые вкусные кусочки ей даёт.

Бегала она к кацапу полакомиться, бегала и через некоторое время перебежала к нему совсем.

Опечалился казак, сидит и думает:

— Чем же я своей собаке не подошёл? Что не так сделал?.

А собака живёт у кацапа и радуется. Новый хозяин ей все позволяет, кормит несколько раз в день самой вкусной едой и разрешает вволю гулять с другими псами.

Поначалу так оно и было.

А спустя время привязал её кацап к тяжёлой цепи и не отпускал. А кормить стал чем попало, лишь бы не сдохла.

Долго ли, коротко ли, но завыла та собака от такой жизни. Она сделалась злой, противной и некрасивой. А по ночам издавала страшный вой.

Казак слышал и видел это, но ничего не мог поделать. Его собака сама сделала выбор.

А однажды выходит он из хаты, глядит, а у крыльца его собака сидит. Увидела та старого хозяина, легла к его ногам и скулит, а из глаз слезы катятся.

Посмотрел на неё казак, помолчал с минуту и все простил. Стал снова заботиться о ней и кормить как следует.

И собака постепенно стала здоровой и красивой.

И стала она хозяину настоящим другом.

 

 

Батька и булат

Давным-давно шли на Кубани ожесточенные бои казаков с турками.

И вот после очередного боя наступило затишье и было большое спокойствие.

Турецкий бей заслал к казачьим укреплениям своего лучшего лазутчика, чтобы тот выведал, какое у кубанцев войско, оружие, расположение и прочее.

Перебрался турок через лес и спрятался в прибрежных камышах.

Сидит, наблюдает, думает, как бы ему поближе к казачьим пикетам подобраться.

А недалеко от того места, где засел лазутчик, купались в реке дети.

И был среди них мальчик одиннадцати лет.

Он хорошо умел плавать.

Но вот, заплыв далеко в реку, он зацепился за корягу и никак не мог выпутаться, потому что был в одежде.

Коряга плыла по течению, попала в водоворот и потянула мальчика за собой ко дну.

Иван, так его звали, начал тонуть и кричать.

Но никто из детей не мог его спасти, а взрослых поблизости не оказалось.

Тогда турок, сидевший в камышах, выскочил и бросился к Ивану на помощь.

С большим трудом он смог вытащить мальчика на берег.

Когда Иван очнулся и открыл глаза, то увидел перед собой турецкое лицо с большим шрамом на лбу.

Он не испугался, а стал благодарить.

Но тут послышался конский топот, то приближались казаки.

Лазутчик потихоньку пробрался в камыши и скрылся.

Шло время.

Иван подрастал и набирался сил и мудрости как в военном искусстве, так и в словах.

За необычайную силу и стойкость характера прозвали его казаки Булатом, что значило—стальной, крепкий.

И наступил день, когда стал Иван казачьим сотником.

И был он теперь не просто казаком, а батькой Булатом.

Сотня батьки Булата совершила немало славных подвигов.

И о ней и о батьке ходили легенды по всей Кубанской области.

И вот однажды отдыхали казаки после очередного боя.

А в сарае у них сидели несколько пленных.

Вот вывели их всех к батьке, чтобы решить, что с ними делать дальше.

Посмотрел сотник на них, а они все, как один, стоят в синих мундирах и красных фесках.

А один из них был со шрамом на лбу.

И узнал Булат в этом турке того самого лазутчика, который спас его много лет назад.

А пленный, конечно же, не мог узнать в славном казачьем батьке того одиннадцатилетнего мальчика.

Тогда батька Булат приказал всех накормить и закрыть в сарае до времени, а затем взял старого лазутчика и повел его в сторону турецких траншей.

Они шли вдвоем и молчали.

Остановились и батька говорит:

- Вон твои укрепления. Я дальше идти не могу. Возвращайся к своим и больше не попадайся.

Турок очень удивился, что сам батька его отпускает, так как думал, что тот ведет его на расстрел.

- Неужели ты меня и правда отпустить хочешь? Но почему ты это делаешь?

- А ты помнишь, как много лет назад вытащил тонущего мальчика из воды?

И тогда турок понял, что перед ним и стоял тот самый мальчик.

- Так вот,- продолжал батька Булат,- знай, что кубанский казак всегда быстро забывает зло, причиненное ему, но добро помнит всю свою жизнь.

 

Выехал казак в поле

 Посеял просо, потом пообедал, быков в телегу запряг и собрался домой.
А тут наперед ему черт забежал и спрашивает:
— Чего, казачок, посеял?
Казак молчит.
Черт же поле обежал кругом, через голову три раза перекувыркнулся и опять к казаку пристает:
— Чего, казачок, посеял?
Досада казака взяла.
Он черта кнутом изо всех сил вдоль спины вытянул и говорит:
— Кнуты, милый, кнуты посеял!
Черт отбежал подальше, на меже присел, почесывает спину.
С опаской поглядывает на казака.
— Ну, ладно, казачок, пусть у тебя и уродятся кнуты.
Пришло время и урожай убирать.
Казак приехал в поле Глядит, а у него выросло не просо, а какие-то кусты – и на каждом кнуты по три, по четыре, а есть и по пятаку.
Черт на меже сидит, посмеивается.
— Ну, что, казачок, кнуты сеял, они и уродились у тебя.
Казак на это ни слова черту.
Заехал на поле и ему назло давай кнуты ломать да бросать в телегу.
Набрал целый воз.
А черт кричит с межи:
— Казачок, ты знаешь, у тебя какие кнуты?
— Откуда же знать мне, - отвечает казак.
— Ага, так запомни, у тебя они самобойные, как им скажешь: - кнутики, погуляйте, так тут же начнут гулять. Да ещё запомни, что если их хозяин плут да мошенник, то они первого его выпорют.
Сказал это черт, перекувыркнулся и пропал.
Поехал казак домой и всю дорогу думал, куда бы ему свою поклажу сбыть.
В станице ему повстречался поп.
Казак и смекнул тут - дайка я награжу его - и говорит:
— Батюшка, кнутиков вам не надобно ли?
Подумал поп, бороду погладил, а потом сказал:
— В хозяйстве годятся, не откажусь.
— Только они у меня не простые, а самобойные.
— Тем лучше.
Завернул к попу казак, свалил весь воз ему кнутов и просит:
— Ты, батюшка, за них святым угодникам от меня молебен отслужи.
— Ладно, - согласился поп, - отслужу.
На другой день поп решил испытать свою обновку.
Кликнул работников и приказывает кнутикам:
— Ну-ка, погуляйте, потешьте мою душу.
Хотел поп, чтобы выпороли кнуты его работников.
Кнутики зашевелились да за самого попа принялись.
Взвыл поп не своим голосом на всю станицу.
Работники посмеиваются да кнутики просят, чтобы попу ещё добавили, за-то, что обманывал их, не кормил досыта, как уговаривался, хлебом, не платил сполна заработанные деньги.

Песни про казаков